Дело Зиринова: гособвинению разонравились доказательства вины подсудимых

Суд запретил защите исследовать с присяжными запись телефонных разговоров атамана Нестеренко.

Телефонные разговоры атамана Николая Нестеренко стали новым яблоком раздора между гособвинением и защитой на процессе по делу Зиринова в Ростове-на-Дону. Прокуроры попросили суд запретить адвокатам знакомить присяжных с записями, заявив, что эти доказательства недопустимы. Любопытно, что в начале процесса сами гособвинители оглашали часть этих записей, а следователь признал их важными для уголовного дела. Суд поддержал ходатайство, хотя незадолго до этого председательствующий разрешил адвокатам изучать с присяжными все без исключения аудиофайлы.

Поначалу ничто, как говорится, не предвещало беды. Первое после праздников судебное заседание во вторник, 10 мая, начиналось вполне буднично. Защита заявила новое ходатайство об отводе председательствующего, заявив, что тот пытался дискредитировать свидетеля. Если совсем кратко, то судья вызвал сомнение присяжных в достоверности показаний Сергея Ушкалова, хотя сам был неправ. Ходатайство столь же буднично отклонили, и сторона защиты приступила к исследованию доказательств — этих самых записей телефонных разговоров Николая Нестеренко.

Необходимое отступление: по материалам дела, аудиофайлы были найдены в компьютере Сергея Зиринова. Бизнесмена обвинили в том, что он установил слежку за атаманом, и именно из-за подслушанных слов Нестеренко организовал на него покушение.

Присяжным включили первую запись. На ней Нестеренко с каким-то мужчиной обсуждает целый ряд вопросов, в их числе — предстоящие выборы в Анапе.

«Нам нечего больше бояться и нечего больше терять», - произносит атаман. Затем он «прошелся» по премьер-министру Дмитрию Медведеву, который назвал следователей «козлами». Последним объектом для беседы стала бывший мэр Анапы Татьяна Евсикова.

Эта запись стала единственной, которую услышали присяжные. С воспроизведением в суде были проблемы, а после перерыва обвинение заявило ходатайство о том, что часть аудиофайлов нельзя прослушивать с присяжными — во-первых, материалы не указаны в протоколе, а во-вторых, не имеют отношения к делу. Защиту просят озвучить конкретный список файлов для воспроизведения, а суд — дать время на ознакомление с доказательствами.

Адвокаты протестуют. Во-первых, еще следователь при изучении доказательств назвал аудиозаписи важными для дела. Во-вторых, весь массив файлов признан вещдоком, а значит, допустИм.

«Ранее суд удовлетворил ходатайство стороны защиты об оглашении этих вещдоков в полном объеме. На этом надо поставить точку. Теперь сторона обвинения просит фактически изменить ранее принятое вами решение, – заявляет адвокат Роман Карпинский. – Изменить вы его сможете только в том случае, если сторона обвинения будет мотивировать свое ходатайство об ограничении защиты в представлении доказательств по каждому файлу, а не в общем».

Кто-то вспоминает, что прокуроры в начале процесса сами уже огласили часть переговоров, которые им сейчас вдруг не нравятся. Кто-то цитирует закон — он не дает права гособвинению влиять на доказательства защиты. Своими выводами делятся даже подсудимые.

«Вы как про убийство услышали в разговоре Нестеренко, сразу запереживали», - бросает обвинителям Карник Асланян.

Судья удовлетворяет ходатайство гособвинения. У защиты возникает логичный вопрос — прокуроры не назвали, какие именно файлы являются недопустимыми, поэтому непонятно, что в итоге можно слушать присяжным. Председательствующий предлагает адвокатам подготовить новое ходатайство.

Заседание четверга, 12 мая, начинается тем не менее с другого обращения защиты — и снова об отводе председательствующего. Олега Волкова обвиняют в сговоре с гособвинением и в непроцессуальном решении — так ходатайствующие трактуют отказ в исследовании вещдоков.

Ходатайство отклоняется, но тут же звучит следующее. Адвокат Марина Андреева просит разрешить присяжным исследовать телефонные разговоры атамана Нестеренко. В частности, речь идет о записях, связанных с конфликтом вокруг стройки на реке Анапке. Кроме того, в списке заявленных аудиофайлов — разговоры о предстоящих выборах мэра. Эти вещдоки могут подкрепить слова свидетеля Левона Адамяна о том, что Нестеренко шантажировал Зиринова, требуя поддержать своего кандидата.

Но ситуация повторяется. Перерыв, затем возражения гособвинения — записи беспредметны и подобраны так, чтобы очернить атамана.

«У защиты цель – опорочить Нестеренко. А также они хотят предложить присяжным альтернативную версию покушения на убийство и убийство Жука, акцентировать внимание на большом количестве конфликтов Нестеренко. Это недопустимо для суда присяжных. Защита должна доказывать, почему люди, находящиеся на скамье подсудимых, невиновны, а не приводить новые факты, которые бы заставили присяжных подумать о том, что к этому преступлению причастны другие люди», - говорит прокурор.

И ведь правда: в обширном архиве записей есть свидетельства конфликтов Нестеренко с множеством людей, которые могли бы желать атаману отнюдь не здоровья.

«Из этих аудиозаписей следует, что у Нестеренко огромное количество врагов. Обвинение пытается представить, что только с Зириновым у него были проблемы, поэтому Зиринов хотел его заказать. Но из аудиозаписей следует, что Нестеренко мешал достаточно многим предпринимателям в строительстве их объектов. Также очень большое количество переговоров, из которых следует, что Нестеренко очень интересовался антиквариатом. Он занимался перепродажей антиквариата, что также могло судить о мотиве покушения. И много всего такого, что показывает Нестеренко не как борца за экологию, а просто как человека, который подстрекает других людей к совершению различных конфликтов», - так прокомментировала содержание «анапского архива» адвокат Анна Ставицкая.

Но вернемся в зал суда. Адвокат Роман Кржечковский решил освежить память прокуроров: он цитирует вопросы гособвинителя к Нестеренко относительно и ситуации с Анапкой, и ряда других конфликтов. И искренне недоумевает, почему теперь все это вдруг перестало относиться к делу. Вскоре не выдерживает и главный подсудимый, Сергей Зиринов.

«Эти переговоры имеют непосредственное отношение ко мне. Они указывают на то, покушался ли я на Нестеренко или нет. Обо мне там ни слова нет. Обвинение говорит, что я будто бы услышал из телефонных переговоров Нестеренко, что Нестеренко якобы хотел убить меня и я, узнав это, решил сам заказать Нестеренко. Потом обвинение поняло, что эта версия – полный бред. И они придумали версию про конфликт на реке Анапка. Но телефонные переговоры подтверждают, что и эта версия создана на пустом месте», - заявляет он.

Но на решение суда все это не повлияло. Защите запретили исследовать аудиозаписи телефонных разговоров Николая Нестеренко, хотя еще каких-то две недели назад председательствующий считал их вполне допустимыми. В итоге адвокаты лишились целого массива доказательств — многое из того, что защита хотела представить присяжным в дальнейшем, было связано именно с информацией из аудиофайлов.

Актуальность
(0 оценок)
Изложение
(0 оценок)
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

. Пожалуйста, используйте форму отзывов для оценок и рецензий, для вопросов и обсуждений - используйте форму комментариев, а не отзывов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; безосновательные заявления, оскорбляющие деятельность компании и/или ее услуги; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Актуальность
0/12
Изложение
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов