• Главная
  • Крик души ростовского погорельца: «Расчищу место и поставлю палатку!»
12:21, 14 октября 2017 г.

Крик души ростовского погорельца: «Расчищу место и поставлю палатку!»

Фото: Елена Семибратова

Фото: Елена Семибратова

Многодетная мать Алла Полянская, чье жилье полностью сгорело в Ростове 21 августа, устала ждать от властей вразумительного ответа.

Почти 700 человек после пожара 21 августа поселились, как смогли. Кто-то в предоставленном муниципалитете гостинице, кто-то пошел жить к родственникам, третьи сняли квартиры. Наступают холода. Ростовские погорельцы уже выходили на митинг вместе с местными коммунистами. Они считают, что о них забыли.  Люди просят одного: ясности с их сгоревшим жильем, а именно возможности его восстановления.

После пожара в местных СМИ прошла информация,  что в Ростове горела так называемая Говнярка. Такое некрасивое название она получила из-за того, что здесь когда-то располагалось предприятие, занимающееся канализационными работами. Предприятия давно нет, а вот название осталось. Говнярка расположена аккурат на границе Кировского и Пролетарского районов города Ростова. По словам известного историка Александра Кожина, ранее здесь была межа между Ростовом и Нахичеванью-на-Дону, где более 200 лет живут донские армяне. Однако в 1929 году два города объединили, а границу между ними стал застраивать пришлый люд. Во время пожара Говнярка, которая теперь располагается рядом со строящимся элитным жилым комплексом, сгорела полностью. Однако оказались сожжёнными в этот день  много домов в Кировском районе Ростова, которые к Говнярке никакого отношения не имеют. Сгорели дома в переулке Крепостном – это историческая часть города, откуда начинался Ростов, и где стояла первая крепость в середине 18 века.

Корреспондент прошлась по сгоревшим кварталам Кировского района и отметила одну деталь: горели в основном дома, расположенные на пересечении улиц, то есть на углу. Горело по два-три дома. И таких угловых пожаров я насчитала не менее шести. Это идеальное место для строительства многоэтажки. И это говорит о том, что поджоги были умышленные и исполнителей не единицы, а десятки человек. Теперь погорельцы, проживающие в Кировском районе и у которых сгорели дома, просят одного: дайте разрешение на восстановление. Однако им в департаменте архитектуры и строительства не говорят ни «да», ни «нет».

Крик души ростовского погорельца: «Расчищу место и поставлю палатку!», фото-1

Расчищу место и поставлю палатку

Пенсионерка Алла Полянская родилась и выросла в Ростове на улице Седова. Здесь рядом работала в порту. В советские времена получила две медали как «мать-героиня» – за пятого и шестого ребенка. Сейчас Алле Васильевне 66 лет, шестеро детей выросли, четверо внуков. На своем участке в три с половиной сотки отстроились и два сына Аллы Васильевны. Участок был большой, с палисадником и огородом. Дом стоял второй от угла, сейчас от него остался цел один фундамент.

- Подвал у нас добротный, - говорит Алла Васильевна. - После пожара я даже смогла кое-какую закрутку спасти.

По адресу Седова, 175, где проживала Полянская и ее большая семья, прописано было восемь человек, а проживало 11. Потому компенсация всем не положена. Но не это сейчас беспокоит мать-героиню. А то, что нет официального разрешения на восстановление дома.

- На одного прописанного человека мы получили тремя выплатами 160 тысяч помощи. Эти деньги не тратим, ужимаем себя во всем. Все пойдет на стройматериалы. Мы уже даже сборный домик присмотрели. Только вот разрешение нужно на восстановление, а его не дают.

Сейчас Алла Васильевна и еще 10 человек семьи Полянских живут в двухкомнатной квартире младшего сына. Всего получается 13 человек. Когда ложатся спать, негде ступить.

«Живем, как узбеки на съемных квартирах». Алла Васильевна говорит о том, что во время пожара они потеряли все. В прошлом году у мужа Евгения Анатольевича был 70-летний юбилей, который шумно отпраздновали во дворе за большим столом. Теперь она об этом вспоминает со слезами на глазах. «Даже фотографий не осталось, которые мы специально заказывали». Мать–героиня уже устала ходить по инстанциям, где ее вежливо отфутболивают и посылают за очередной справкой.

Прописаться не успели

О ростовчанке Татьяне Диденко мы уже рассказывали. Она врач-патологоанатом (это информация для тех, кто говорит, что здесь жили маргиналы). Когда ей сообщило о пожаре, она сразу приехала, дом начинал дымиться. Успели только вынести документы и то не все. Татьяна называет себя беженкой по второму кругу. В первый раз они с мужем бежали в 1996 году в Ростов-на-Дону из Махачкалы, когда там стали притеснять русских. Теперь вот бежали из-под огня.

У Татьяны взрослые дети, есть внуки. Именно для них здесь купили дом шесть лет назад, но прописаны были по старому адресу в области, где Татьяна работала врачом. И вот здесь могут быть проблемы с получением жилищного сертификата – если они не докажут, что здесь постоянно проживали. Поскольку, как сказали погорельцам, если у них есть второе жилье, то на компенсацию они рассчитывать не могут. Пока они получили только как погорельцы 50 тысяч рублей. А ее родственникам, в том числе и мужу, нужно доказывать в суде, что они здесь жили.

Дом 85-летнего инвалида второй группы Владимира Андреевича Клюшникова по адресу улица Красных Зорь, 126 тоже, наверное, кому-то понравился. Соседи слева дом отстояли от «красного петуха», а справа дом №124 тоже сгорел.

- Соседи слышали, как кто-то бросил бутылку, раздался холопок, после чего загорелась пристройка, - говорит опекун пожилого человека Ирина Извекова. - Сейчас дедушка, который после пожара ослеп, живет с нами на съемной квартире.

Буквально на днях состоялось совещании по проблемам погорельцев. Пострадавшими в результате пожара 21 августа признаны 692 ростовчанина. «Власти Ростовской области планируют принять специальный закон, который позволит эффективно решить проблемы людей»,  – такова официальная трактовка итогов совещания. Однако это все пока на словах. Люди уже сейчас готовы, как многодетная мать пенсионерка Алла Полянская, начать восстанавливать свое жилье. Семья Полянских рабочая, мастеровая. Алла Васильевна сама готова подключиться к стройке. Жалеет, что такие были теплые дни, а они ничего не делали. Территорию их пепелища, кстати, охраняет полиция. «Только бы не скитаться и не спать на полу в чужой квартире», - говорит многодетная мать и бабушка. Но пока закон не позволяет и не запрещает ростовским погорельцам строиться. Власть имущие отодвинули эти вопросы на будущее.

Елена Семибратова

#пожар #история
0,0
Оцените первым
Авторизируйтесь, чтобы оценить
Авторизируйтесь, чтобы оценить

Комментарии

Объявления
live comments feed...