• Главная
  • «Пастилу делают, но не такую»: как мама особенного ребёнка из Ростова создала проект «Ромкина дача»
09:01, 23 апреля
Надежный источник

«Пастилу делают, но не такую»: как мама особенного ребёнка из Ростова создала проект «Ромкина дача»

Ростовчанка Елена Пряжина всю жизнь работала в торговле, но в один из моментов решила оставить дело, чтобы посвятить себя воспитанию особенного сына Ромы. Однако образ жизни обычной домохозяйки ей быстро наскучил. И женщина решила создать проект «Ромкина Дача».

Фото: соцсети Елены Пряжиной

Сейчас Елена вместе с сыном делают натуральные сладости. Заказы разъезжаются по разным уголкам страны. О том, насколько это сложно, как помогает Рома и почему особенным мамам нельзя забывать о собственной реализации, ростовчанка рассказала корреспонденту 1rnd.

Роды не по плану и резкий поворот в жизни

Елена — бывший руководитель высшего звена. В торговле она добилась больших успехов. В начале нулевых девушка вместе с мужем приехала в Ростов из Новосибирска. Пара решила, что настала пора для появления ребёнка. Мальчик должен был родиться абсолютно здоровым, но роды пошли не по плану.

До 7 месяца беременности я работала, чувствовала себя замечательно. Мы проверялись, сдавали все анализы. В момент родов врач предложил эпидуральную анестезию. Анестезиолог сначала не доколол, потом сказал: «давай ещё доколем» и остановил родовую деятельность.

Ромка начал задыхаться. Когда врач вернулся и всё понял, меня отвезли в операционную, дали общий наркоз, прокесарили. Рому тянули обратно и свернули ему шею. И так бросили умирать. Ему приклеили пупок обычным скотчем — на животе остались шрамы.

Фото предоставлено Еленой Пряжиной

Муж Елены о случившемся узнал не сразу. Во время родов его отправили домой с фразой: «всё будет нормально». Осознание того, что случилось что-то плохое, мужчине пришло во сне.

Ему снился сон, что у него из рук улетает сова. Он просыпается, понимает, что что-то не так, едет в роддом, и там ему говорят, что сын — не жилец. Он поднимает на уши всех, кого знает, Рому перевозят в НИИАП, и там он лежит 2 недели на аппарате ИВЛ. Туда ездит муж, рассказывает ему сказки, расчёсывает волосы.

Через две недели мальчик смог дышать самостоятельно, но родителям стало понятно, что Рома — ребёнок с особенностями. Специалисты уверяли пару, что всё нормально, пока золотое время реабилитации не было упущено. Поставить ребёнка на ноги смогли только в Китае.

Мы всегда верили, что станет лучше. Мы были не только в Китае — ещё в Венгрии 6 или 7 раз. Там его учили делать некоторые манипуляции в быту. Возили Рому в Лондон на курсы борирования. Лечили в Сербии. В общем, где только не были. Я уже молчу о России.

Фото: соцсети Елены Пряжиной

Сначала мы верили, что с первого раза точно вылечим. Потом решительность снижалась, но в то же время появлялась уверенность, что с каждым шагом мы всё равно приближали своего ребёнка хоть и не к 100% выздоровлению, но к лучшей жизни.

Некоторые говорят: «ой, ну чё, съездили, хоть помогло?». Меня этот вопрос коробит. Конечно, помогло. Даже если ребёнок просто съездил и проветрился, это уже хорошо. Любая реабилитация или даже просто прогулка на свежем воздухе помогает. Главное — делать.

Проект, выросший из заброшенного участка и желания всё изменить

Какое-то время у Елены получалось совмещать успешный бизнес и воспитание особенного мальчика. Но потом няня Ромы ушла, и альтернативы у родителей найти не получилось. Тогда женщина приняла решение осесть дома. Это и сподвигло её к созданию проекта «Ромкина Дача».

— Сначала было здорово. Но потом началась рутина, особые мамы меня поймут, когда изо дня в день ребёнок со своими особенностями пытается строить предложения, но тем не менее не может чего-то сказать. Я привыкла общаться, ставить задачи, выполнять их. Я всю жизнь в работе.

Появлению проекта способствовала покупка заброшенного участка в Мержаново. Работа на огороде способствовала моральной разрядке. Превратить отдушину в прибыльное дело Елене помогло желание развиваться и благотворители.

Фото: соцсети Елены Пряжиной

Фото: соцсети Елены Пряжиной

— У нас в городе есть замечательный благотворительный проект, называется «13-ый ангел». Как-то я обратилась к чудесной женщине из этого клуба - Маргарите. Увидела, что она посещала какие-то мастер-классы. Мы с ней встретились, и я сказала: «Пожалуйста, я понимаю, что дошла до момента, когда нужно что-то менять, а я ничего не умею. Хотелось бы чему-то научиться». Она сказала, что просигналит, если что-то будет.

И вдруг она присылает ссылку на бесплатный проект «Я могу» от МГИМО. Я же за любой кипиш. Перехожу по ссылке, регистрируюсь. В общем, я поступила.

По словам Елены, проект позволил ей «оглянуться по сторонам». Женщина начала искать и наткнулась на мастер-классы по пастиле.

— Несколько лет назад мне муж подарил сушку. Я о ней давно мечтала: дача есть, и иногда бывал такой урожай яблок, что их, извините, приходилось закапывать. Два года она стояла просто так. И вот я решила, что раз у меня есть инструмент, я пошла учиться.

Фото: соцсети Елены Пряжиной

Закончила первый курс. Первая пастила не получилась — страшно прилипла. Я подумала, что так быть не может. У людей из Монголии получалось, у бабушки из глухого села в Башкортостане получалось, почему у меня не может получиться. И когда я себе это сказала, всё стало нормально.

Потом я закончила ещё один курс. Это было глубокое погружение вплоть до расчётов, сертификации, покупки упаковки и всего прочего. Я поняла, что это дело мне для души.

Самым трудным в реализации проекта оказалась дороговизна продуктов. Однако, объяснила Елена, наценка в её продукции совсем небольшая.

— Мне иногда говорят, почему так дорого. Но яблоки «голден», которые необходимы для пастилы, сами по себе недешёвые. Их надо очистить от кожуры, запечь, потратить электроэнергию, посушить 15-20 часов. Это не просто: засунул и вытащил, как пирожки. Плюс трата электроэнергии на блендер, ну и амортизация оборудования, потому что оно всё рано или поздно сломается, к сожалению.

До недавнего времени мы всё покупали на местном рынке. Он, как ни странно, один из самых дорогих в городе. Плюс транспортировка. Для меня и Ромы это, конечно, тяжело. Естественно, я не покупаю по 5 кг, покупаю сразу ящик. Но я же делаю не просто яблочную пастилу - у нас примерно 30 вкусов. Для каждого нужны ингредиенты. Это всё надо притащить на себе в дом и разложить на маленькой кухне. Хотя я уже купила все системы хранения, поэтому насчёт стерильности можно не сомневаться.

«Ромкина Дача», которую все знают

— Мы искали название для нашего проекта и даже бросили клич в соцсетях. Люди быстро включились, и голосование пришло к тому, что проект нужно назвать «Ромкина дача». Потому что ромкину дачу в Мержаново знают все: я рассказываю в соцсетях про каждый кустик и ягодку. Сейчас начнётся сезон, мы возьмём технику и переедем на дачу, где Ромка будет сам собирать и обрабатывать плоды. И будем уже напрямую с дачи продвигать наш бренд дальше.

Как уточнила Елена, на даче сын трудится по мере своих возможностей, и его помощь очень ощутима. Глава семьи работает далеко от Ростова, поэтому помощники необходимы всегда.

Фото: соцсети Елены Пряжиной

Фото: соцсети Елены Пряжиной

— Ромка помогает по силам, стараюсь его привлекать. Например, чтобы собрать поленья и отнести их в дровницу. Он страшно любит куда-то ходить. Для ребёнка, который сидит в четырёх стенах, а он, к сожалению, не побыл ни в детском саду, ни в школе, любая социализация — это глоток жизни. Он социализируется, когда мы ездим, выходим на рынок, передаём заказы, а он передаёт их лично. Он очень радуется тому, что сделал всё это сам, и что его за это хвалят. Он просит новые задания, и мы его вовлекаем в работу.

Не просто банальные сладости

Сейчас натуральные сладости «Ромкиной Дачи» заказывают со всей России — из Москвы, Владивостока, Хабаровска, Чечни. По словам Елены, клиентам нравится необычность и многокомпонентность сладостей. Главной фишкой она также называет оформление сладостей.

— У меня был пост на тему такого поясочка. Так не делает никто. Это уже не просто банально свёрнутый лист пастилы — это красиво. Естественно, на это тратится больше времени, но я не гонюсь за количеством. Всё идёт от души, каждый кусочек осмыслен, даже, например, грильяж в шоколаде. Это тоже моя гордость. Там натуральный мёд, грецкие орехи, шоколадная пастила. Такого не делает никто, по крайней мере, в Ростове.

Фото: соцсети Елены Пряжиной

Курсы я проходила от девочек из Западной Сибири. В этом плане у меня конкурентов точно нет. Пастилу да, делают, но не такую. У нас особенная пастила, которую делает особенный Рома.

«Ромкина Дача» развивается, и в планах у основательницы продажа, мясных снеков, чурчхелы и роз из пастилы.

— На первую розу ушло три дня. Я ругалась, бросала. Опять же, вспомнила про Монголию, где крутят букеты по 30 штук, а я сижу над одной розой три дня. Нормально, потом у меня всё получилось.

Хочу сказать, это вообще не лёгкий труд. Помимо того, что я работаю мамой особого ребёнка, а это действительно работа, начиная с того, что я сплю 3-4 часа, потому что Ромка спит очень плохо, заканчивая тем, что я постоянно рядом.

Проект — не только про финансовую помощь

В определённый период Елена столкнулась с тем, что эффект от абилитационных занятий Ромы нивелировался долгой дорогой. Путь от дома до центра, где проводят занятия, занимал несколько часов, ребёнок уставал в машине и терял контроль внимания. Сейчас ростовчанка думает над созданием собственных курсов на Военведе, чтобы особенным мамам, живущим в этом районе, не нужно было ехать в центр.

Фото: соцсети Елены Пряжиной

Фото: соцсети Елены Пряжиной

— Сам проект будет связан с подростками. И мы обязательно сделаем что-то типа клуба для мам. Многие из них поставили на себе крест, а этого делать нельзя. Если мама будет уверенной и довольной жизнью, то и ребёнок будет таким же. Мы проецируем все свои победы и поражения на ребёнка. Хоть это особенный ребёнок, хоть нормативный.

На вопрос о том, какой совет Елена могла бы дать другим особенным мамам она ответила, что главное - слушать себя и заниматься тем, что нравится.

— Если честно, до недавнего времени я даже представить себе не могла, как много бесплатного обучения существует. Полно всяких курсов, начиная от предложений государства, заканчивая компаниями, которые работают на президентских грантах. Надо идти вперёд. Ты этим поможешь и своему ребёнку, и себе. Через себя мы лечим своих детей.

Фото: соцсети Елены Пряжиной

Дальше в планах у Елены обучение SMM и цифровому маркетингу. Это вторая часть проекта, участницей которого ростовчанка стала в конце прошлого года. После того, как курсы закончатся, продвигать «Ромкину Дачу» в виртуальном пространстве женщина будет самостоятельно.

— Платить кому-то смысла нет, делать что-то глобальное и массовое из этой красоты делать тоже нельзя. Это дело моего ребёнка, моё и моей семьи. Будем потихонечку с Ромой творить такие чудеса.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
#Ростовчанка запустила проект #особенная мама Ростов #мама особенного сына создала свой бренд
0,0
Оцените первым
Авторизируйтесь, чтобы оценить
Авторизируйтесь, чтобы оценить
Объявления
live comments feed...