«Притворяется»: фигуранта дела Зиринова привезли в суд с гипертоническим кризом

В СИЗО решили, что Эдуард Паладьян симулирует

Врач скорой помощи стал участником заседания по делу Зиринова в военном суде Ростова в четверг, 30 июня. Его присутствие потребовалось потому, что самому пожилому фигуранту дела стало плохо. В итоге все заседание вылилось в выяснение вопросов медицины и «участии» в оказании медпомощи силовиков.

Гипертонический криз — не повод отменять заседание

Фельдшер скорой помощи стал первым, кто выступил сегодня в суде по делу Зиринова. Присутствие медика потребовалось потому, что подсудимому Эдуарду Паладьяну стало плохо. Это уже не первый случай в последние дни: самый пожилой фигурант дела Зиринова тяжело переносит жару, подсудимые уже жаловались, что до заседания их по нескольку часов «маринуют» в раскаленном автомобиле.

«У подсудимого состояние средней тяжести, у него гипертонический криз», – сказал фельдшер.

Тут не выдержал сам Паладьян, который лежал на лавке. Он рассказал, что ему стало плохо еще накануне, из СИЗО его выносили на носилках. Но врачи СИЗО посчитали, что заключенный притворяется.

«Они доиграются, как с Сулоевым», – произнес Паладьян. Напомним, известный борец, который также был фигурантом дела, умер 27 июня в Анапе. В январе у него диагностировали рак желудка последней, IV степени. До этого Амар Сулоев также очень долго жаловался тюремным врачам на боли в желудке.

Председательствующий решил, что препятствий для участия Паладьяна в заседании нет. Однако пообещал поговорить с медиками СИЗО, чтобы пожилому человеку с гипертоническим кризом все же оказали медпомощь.


Эдуард Паладьян остался без защиты

Сегодняшнее заседание оказалось тем не менее очень коротким — всего полтора часа. Это было связано с проблемой защиты Эдуарда Паладьяна. Накануне, 29 июня, в зал суда не явились оба его адвоката. У Олега Звягина умерла мать, а Роман Карпинский получил травму.

Защитник предоставил суду справку из травмпункта. Однако председательствующий отказался считать ее уважительной причиной — по словам Олега Волкова, на листке нетрудоспособности не было подписи врача. Судья обязал сегодня под конвоем доставить Карпинского в суд либо же, в случае неявки, ввести в дело адвоката по назначению. Паладьян от государственного защитника отказался.

Сегодня эта ситуация получила неожиданное продолжение. Как заявила суду адвокат Марина Андреева, вскоре после решения председательствующего в травмпункт, куда обращался Карпинский, нагрянули полицейские. Они «увезли врача, который проводил осмотр адвоката, в неизвестном направлении» и изъяли медицинскую карту Карпинского. А у дома самого защитника появились наблюдатели — сотрудники уголовного розыска.

«Тем самым представители стороны защиты были лишены права опровергнуть утверждение председательствующего судьи о недействительности листка нетрудоспособности Карпинского и возникшие подозрения относительно его травмы», – отметила адвокат в заявлении.

Андреева подчеркнула, что защита расценивает решения Волкова как попытку оказать давление. Жалобы на действия судьи уже направлены в Верховный суд, в Высшую квалификационную коллегию судей и в Совет Судей.

Председательствующий отказался приобщить письменное заявление защиты о своем непроцессуальном решении к делу. Что касается защиты Паладьяна, в дело сегодня введена новый адвокат по соглашению, Алина Дегтярева. Она попросила время на ознакомление с материалами.


ФСБ обвинили в фальсификации и слежке за участниками процесса

Единственным полноценным рабочим днем присяжных на этой неделе стал вторник, 28 июня. В этот день суд по ходатайству гособвинения и потерпевших изучил ряд новых документов, которые должны служить доказательствами вины подсудимых. Правда, закончилось это довольно неудобной ситуацией.

Так, в пакете документов от гособвинения были данные биллинга двух свидетелей, главы Гай-Кодзора Артура Маргаряна и анапчанина Дениса Ярошенко, за 22, 27 февраля.

Против изучения этих документов выступили и защитники, и подсудимые из-за сомнений в подлинности. Телефонные данные, как звучало изначально, запрашивал суд. Однако запрос почему-то отправлен на имя прокурора. Плюс в бумаге неправильная дата — 21 декабря 2015 года, хотя свидетели выступали только в мае 2016-го.

В итоге гособвинение призналось: документ составлен сотрудниками ФСБ, которые “осуществляют оперативное сопровождение по нашему делу”. А другая дата потому, что сотрудник был невнимателен. Это вызвало новый блок вопросов.

«А почему мы должны верить, что это техническая ошибка, а не специально это все сделано? У меня негодование копится уже четвертый год, но я терплю, – заявил подсудимый Анастас Тильгеров. – Я же не раздевался перед присяжным, не показывал следы от пыток, не рассказывал, что мою семью брали в заложники».

«Ваша честь, а у нас дело рассматривается в суде, а не на следствии. Какое еще оперативное сопровождение ФСБ?» – высказала недоумение адвокат Марина Андреева.

Примечательно, что биллинг в итоге подтвердил слова Зиринова. Но что такое «оперативное сопровождение ФСБ» и на каких основаниях оно вообще ведется, стало темой отдельного выяснения отношений с Олегом Волковым. Председательствующий обсуждать вопрос отказался, предоставив участникам процесса поле для своих выводов.

Их сторона защиты и озвучила после инцидента с пропавшей медкартой Карпинского.

«Сопровождение предполагает конкретные действия сотрудников ФСБ исполнять незаконные распоряжения председательствующего судьи, направленные на уничтожение доказательств и документов и открытую фальсификацию обстоятельств, возникших в ходе судебного разбирательства», - прозвучало в последний день июня в зале суда.

Добавим, что вскоре после этих слов председательствующий объявил перерыв до 6 июля и спешно удалился, не ответив на имеющиеся у сторон процесса вопросы.

дело Зиринова СКОВС,
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Присоединяйтесь к нашим каналам! Yandex Zen
Комментарии