Оперу «Евгений Онегин» Чайковского, без сомнений, можно назвать самой символичной для отечественной музыкальной культуры. Она любима различными категориями слушателей: от школьников до убелённых сединами старцев, от профессионалов до сочувствующих классической музыке. Это самая известная за рубежом русская опера. Она стала естественным продолжением бессмертного романа в стихах Пушкина, говорящего нам о русском человеке, о времени не меньше, чем «Война и мир» Толстого или «Мёртвые души» Гоголя. Чуткая композиторская мысль через тончайшие нюансы и подробности музыки вывела с литературных страниц на оперную сцену яркие национальные характеры, отобразила стиль жизни и образ мыслей, строй чувств.

В сценическую судьбу оперы Чайковского, как и многих других, в последние два-три десятилетия активно вторгается режиссерская воля. Новации, изменяющие суть отношений героев, зачастую абсолютно чуждые оригиналу собственные фантазии… не смогли сокрушить у новых поколений слушателей любви к опере.

Ростовский музыкальный театр ставит задачей вернуть своей публике авторский оригинал. Не страшась осуждения или равнодушия критиков, не стремясь получить модные премии или косые взгляды любителей модернизации классики. Обращаясь вновь к этой опере, мы хотели еще раз постичь, как композитор работал с литературным текстом, какое развитие получили образы, как музыка раскрыла и «продлила» чувства героев…

Мы также хотели, чтобы слушатели ощутили дыхание того времени, немного подумали о том, какие образы существовали параллельно с героями «Онегина», как могли встретиться на страницах «энциклопедии русской жизни» персонажи Гоголя, Грибоедова, Лермонтова… Лица людей пушкинской поры присутствуют и в сценографии, создавая своеобразную многоуровневую портретную галерею.