Идея создания «Фауста» возникла у Шарля Гуно еще в юности, в 1839 году, когда композитор выиграл престижнейшую в Парижской консерватории Римскую премию и отправился на три года в Италию. В своих автобиографических «Записках артиста» Гуно вспоминает, как во время одной из ночных прогулок по острову Капри «мне пришла в голову идея о „Вальпургиевой ночи“ из гётевского „Фауста“. Тема эта меня преследовала неотступно, я набрасывал на бумаге разные мысли, которыми хотел воспользоваться, когда решусь приступить к этому сюжету в виде оперы».

Однако осуществить свою мечту композитору удалось лишь в 1858 году. Столь длительное ожидание, возможно, было связано с отсутствием либреттистов, которые могли бы создать полнокровную сценическую обработку трагедии Гёте. Судьба улыбнулась Гуно в 1856 году, когда он познакомился с известными французскими либреттистами Жюлем Барбье и Мишелем Карре. Получив от них согласие на сотрудничество, композитор «первым делом обратил их внимание на сюжет „Фауста“. Мысль им чрезвычайно понравилась, и мы  отправились к г-ну Карвальо, в то время директору оперного театра на бульваре Тампль».

Карвальо одобрил проект, и все с энтузиазмом взялись за дело. Когда была написана половина оперы, директор объявил, что театр Порт-Сен-Мартен готовит к постановке мелодраму с таким же названием. Все посчитали, что невозможно «опередить названный театр исполнением „Фауста“» и «неразумно, с точки зрения успеха, вступать в состязание, на одном и том же сюжете, с театром, молва о роскоши постановки которого обойдет уже весь Париж к тому времени, когда наше произведение увидит еще только свет рампы». Карвальо предложил на время отложить работу и поискать другой сюжет.