Чем ближе мы знакомимся с окружением Иры, тем глубже мы погружаемся в повседневную драму ее жизни без настоящей любви, дружбы, взаимопонимания и открытости. В какой форме экзистенциально разобщенного существования больше жизни – в аватаре, в кукле или в собеседнике из Zoom?