Один из блестящих колористов «золотого века испанской живописи» этого времени Франсиско де Сурбаран имеет репутацию художника мистического и даже в некотором роде «зловещего», вместе с этим – это художник удивительной силы реализма. Его часто называют «испанским Караваджо», в связи с тем, что довольно долгое время Сурбаран использовал резкие контрасты света и тени. А еще говорят, что никто не сумел выразить особую, горячую и страстную испанскую религиозность с такой полнотой и силой, как это удалось Франсиско де Сурбарану.Особенно характерны для Сурбарана были композиции на темы из житий святых, трактованные как сцены монастырского быта. В течение всего творчества Сурбарана привлекало изображение монументальных, стоящих во весь рост одиночных фигур святых, монархов, легендарных и реальных деятелей церкви. Эти образы составляют славу мастера. Массивные, словно отрешенные от мира фигуры в тяжелых рясах суровы, их лица замкнуты, полны внутренней силы.В женских образах святых, которых художник писал с красивых севильянок, преобладала иная, более декоративная и светская тональность. Мастерство живописца проявилось здесь в передаче дорогих тканей и украшений, в звучном и нарядном колорите.В масштабных композициях на религиозные темы художник сумел соединить монументальность с удивительной точностью деталей и правдивостью образов.  «Ни одному из художников не удавалось изобразить человеческую веру столь убедительно», – утверждает современный британский арт-критик Вальдемар Янушчак.Пику творческого расцвета Сурбарана принадлежат и его великолепные натюрморты. Как и в сюжетной картине, они сочетают принцип решенной в одной плоскости статичной композиции с предельной объемностью и четкостью форм. Лектор – заведующая научно-просветительским отделом Гордеева Лариса Владимировна.